03.11.2017 12:12

Рудольф Штайнер. Оккультная физиология. 1-я лекция, часть 1

Прага, 20 марта 1911 года В этом цикле лекций, который читается мной по инициативе наших пражских друзей, будет рассмотрен очень близкий человеку предмет, так как он непосредственно касается истинной природы человеческого существа и изучает его физическую жизнь. Хотя этот предмет и близок нам, потому что затрагивает нас же самих, но подойти к нему не совсем легко. Достаточно вспомнить звучащий через все времена настойчивый призыв, обращенный к человеку с мистически-оккультных высот, - "Познай самого себя", как мы становимся перед фактом, что самопознание - действительное, истинное самопознание, - в сущности, весьма труднодостижимо, и это относится не только к индивидуальному, личному самопознанию, но прежде всего к познанию человеческого существа как такового.

Доп. информация

И поскольку человек - как это явствует из вечного требования "Познай самого себя" - столь далек от своего собственного существа и так долог путь к пониманию самого себя, постольку то, что станет предметом нашего рассмотрения в ближайшие дни, в известном отношении, явится нам как нечто далекое, нечто, для познания чего необходимы различные условия. И не без оснований я сам лишь по прошествии долгого времени и пройдя через зрелые размышления смог подойти к возможности заговорить на эту тему.

Ибо по отношению к данному предмету - если хотят прийти к истинному, честному исследованию - совершенно необходимо то, что часто упускается из виду при обычных научных наблюдениях. Это - благоговение перед существом человека. Особо отметим, что речь идет не о благоговении перед отдельным человеком, именно потому, что этот человек - мы сами, но о благоговении перед существом человека как таковым. И такое благоговение перед тем, чем является в действительности человеческое существо, должно быть принято как одно из основных условий для наших дальнейших рассмотрений. Каким же образом можно достичь истинного благоговения перед существом человека?

Не иначе, как, в первую очередь, оставив в стороне человека, каким он представляется в повседневной жизни, - совершенно безразлично, мы ли это сами или кто-то другой, - а затем прийти к следующему воззрению: "Человек со всем своим развитием находится здесь не ради самого себя, он находится здесь для откровения Духа, всего божественно-духовного мира, он - откровение Мирового Божества, Мирового Духа". И тогда тот, кто признает, что во всем, окружающем нас, выражаются божественно-духовные силы, сможет ощутить такое благоговение не только перед божественно-духовным как таковым, но и перед откровениями этого божественно-духовного.

Когда речь идет о стремлении к все более совершенному самопознанию, следует уяснить себе, что не просто любопытство и даже не любознательность должны побуждать нас стремиться к самопознанию, но нам необходимо ощущать своим долгом все совершеннее и совершеннее познавать откровения Мирового Духа, являющиеся через человека. В этом смысле надо понимать слова: "Оставаться незнающим, когда познание возможно, - это грех перед божественным назначением человека". Ибо Мировой Дух вложил в нас силу стать знающими; и, не желая познавать, мы отказываемся - на что, собственно, не имеем права - быть его откровением и тогда все более и более являем собой уже не откровение Мирового Духа, а его карикатуру, его искаженный образ.

Наш долг - стремиться к познанию, чтобы шаг за шагом становиться образом Мирового Духа. Лишь когда мы наполним смыслом слова: "Стать образом Мирового Духа" и когда для нас исполнится значения сказанное в духе этих мыслей: "Мы должны познавать, это наш долг - познавать", - лишь тогда сможем действительно ощутить требуемое здесь чувство благоговения перед существом человека. Для того, кто хочет в оккультном смысле рассматривать жизнь человека, существо человека, благоговение перед человеческой природой совершенно необходимо, так как лишь такое благоговение, и только оно, способно пробудить наше духовное зрение, духовный слух, все наши способности духовного наблюдения, то есть пробудить те силы, которые позволят проникнуть в духовные подосновы человеческой природы.

Если кто-то, будучи духовидцем и исследователем духа, не в состоянии иметь самую высокую степень благоговения перед природой человека, если он не может проникнуться до самых глубоких струн своей души благоговением перед человеком как отображением духа, то глаза его навсегда останутся закрытыми ко всему, что касается истинной глубины человеческого существа, если даже они и были бы открыты для созерцания иных тайн духовного мира. Есть много ясновидцев, которые могут созерцать то или иное в окружающем нас духовном мире, однако если это благоговение у них отсутствует, то отсутствует также и способность видения глубин человеческой природы и они не смогут сказать ничего истинного о существе человека.

Учение о жизненных процессах человека называется физиологией. Это учение будет рассматриваться здесь не таким образом, как делается обычно во внешней науке, но так, как оно представляется духовному оку. От внешнего строения человека, от форм и процессов в его органах мы постоянно будем переходить к изучению духовных, сверхчувственных основ органов, жизненных форм и жизненных процессов . Мы не намерены толковать здесь "оккультную физиологию", как она может быть названа, в неистинном свете, и поэтому придется в ряде случаев с известной непредвзятостью ссылаться на вещи, которые, возможно, покажутся невероятными любому более или менее незнающему.

Здесь следует ясно подчеркнуть, что этот цикл лекций - в большей степени, чем многие из тех, что я прочел, - образует единство, и ни одна из частей какой-либо лекции (в особенности первых лекций) не может быть вырвана из целого и обсуждаться отдельно, так как о многом будет сказано афористически, без комментариев. И лишь по прочтении заключительных лекций станет возможным составить себе представление о сущности сказанного. Ибо метод изучения этого предмета будет отличаться от методов внешней физиологии. Основные положения, изложенные вначале, подтвердятся в заключительных лекциях. Мы не прочертим, так сказать, прямую линию от начала до конца, но опишем круг и в конце вернемся к той точке, от которой отправились.

Вам будет предложено изучение человека. Вначале мы рассмотрим его, каким он представляется нашим органам чувств в своей внешней форме. Как известно, к тому, что может быть узнано с помощью чисто внешних, дилетантских наблюдений, сегодня прибавилось очень многое из того, что получено благодаря научным исследованиям. Поэтому мы будем по необходимости использовать знания, получаемые о человеке внешним образом, из внешнего опыта и наблюдения (что доступно уже дилетанту), и, с другой стороны, те знания, которые удалось получить науке с помощью достойных восхищения методов и инструментов в области исследования телесности человека.

Если обобщить то, что можно увидеть по-дилетантски чисто внешним образом или же узнать из какого-либо популярного описания, то, наверно, не покажется непонятной мысль, что человек уже во внешнем своем строении являет собой двойственность. Желающему проникнуть в глубины человеческой природы совершенно необходимо осознать тот факт, что человек уже внешне, по своей форме и своему строению, в сущности, представляет собой двойственность. Одна часть человека, ясно различимая в нем, заключена в органы, дающие максимально возможную защиту от внешнего мира: это все то, что относится к области головного и спинного мозга.

Оба эти образования надежно защищены костной структурой. Если их представить схематично, то можно наглядно показать это следующим образом: если а (см. рис.) представляет собой совокупность всех позвонков, расположенных вдоль спинного мозга, а b - черепную коробку и черепные кости, то внутри канала, образованного расположенными друг на друге позвонками с одной стороны, и - черепными костями с другой, заключено все, что относится к сфере спинного и головного мозга.

Невозможно изучать человека, не сознавая, что все, принадлежащее к этой области, в сущности, образует законченное в себе единство и что все другие части, которые могут быть вычленены в человеке: шея, туловище, конечности, - соединяются с головным и спинным мозгом посредством различных, образно говоря, ните- и лентоподобных образований. Им надо сначала прорвать защитную оболочку, чтобы могла быть установлена связь остального организма с тем, что заключено в эту костную структуру.

Таким образом, уже поверхностное наблюдение выявляет двойственность человеческого существа: одна часть в крепкой и надежной защитной оболочке находится внутри описанного костного образования, другая - вне нее. Теперь чисто поверхностно рассмотрим то, что находится внутри этого костного образования. Здесь легко различается большая масса, заключенная в черепные кости, - головной мозг, и другая часть, которая как бы подвешена к нему в виде стебля или шнура и, будучи органически связанной с головным мозгом, представляя собой его нитеподобный вырост, протягивается вниз, в спинно-мозговой канал, и образует спинной мозг.

Изучая различия между этими двумя образованиями, обратим наше внимание на нечто такое, что внешняя наука не считает необходимым учитывать, но что оккультная наука, задачей которой является глубокое проникновение в сущность вещей, должна особо отметить. А именно, все, что говорится о человеке на основе оккультного исследования, относится в первую очередь только к человеку. Ибо в то мгновение, когда мы проникаем в глубочайшие основы отдельных органов, становится очевидно - в этом мы еще убедимся в ходе лекций, - что человеческие органы в своем глубочайшем значении могут иметь совершенно иные задачи, чем эти же или подобные органы в животном мире.

Тот, кто изучает вещи в свете обычной внешней науки, возразит: "То, что ты нам здесь говоришь, можно ведь сказать также и в отношении всех млекопитающих". Однако сказанное о значении органов человека, при глубоком проникновении в сущность вещей, не может быть так же применимо и к животным . Напротив, задачей оккультной науки является изучение животного как такового и выяснение того, действительно ли сказанное о спинном и головном мозге человека правдиво также и в отношении животного. Так как тот факт, что животные, близко стоящие к человеку, имеют головной и спинной мозг, не доказывает, что эти органы выполняют одинаковую задачу в человеке и в животном.

Точно так же, если позволительно употребить здесь такое сравнение, тот факт, что человек держит в руке нож, не означает еще, будет ли он этим ножом нарезать телятину или подчищать помарки. В обоих случаях мы имеем дело с ножом, и тот, кто ограничится лишь рассмотрением его формы, будет думать, что у ножа только одно предназначение. В подобном же положении оказался бы полагающий, что раз те же самые органы есть у человека и у животного, то они имеют одинаковые задачи. Но это неверно. Такой подход, устоявшийся во внешней науке, как раз и приводит к определенной неточности; ее можно исправить лишь в том случае, если внешняя наука постепенно приучит себя приближаться к тому, что можно извлечь из глубин сверхчувственного исследования живых существ.

Рассматривая спинной и головной мозг, нам нетрудно будет заметить, что есть известная истина в том, на что было указано более ста лет назад вдумчивыми исследователями природы. Есть некая справедливость в утверждении, что головной мозг при ближайшем наблюдении выглядит как преобразованный спинной мозг. Это будет более понятным, если вспомнить, что Гете, Окен и другие наблюдатели природы обратили внимание на то, что черепные кости по своей форме имеют определенное сходство с позвонками . Гете, внимательно наблюдавший сходство этих органов по форме, очень скоро был поражен тем, что если представить отдельные позвонки преобразованными, уплощенными и как бы вспученными, то через такое преобразование приходишь к костям головы, черепным костям.

Так сказать, раздувая позвонок во все стороны, так, чтобы он стал плоским в своем протяжений, можно постепенно получить из позвонка форму черепной кости. Таким образом, мы вправе, в известном отношении, назвать черепные кости, окружающие мозг, преобразованными позвонками. Точно так же можно представить и массу спинного мозга как бы вспученной, более дифференцированной, усложненной и получить, благодаря такому преобразованию, головной мозг. Примерно так же и растения, имеющие вначале только зеленые листья, преобразуют их, дифференцируют, чтобы появились разноцветные лепестки цветка. Правомерно предположить: подобно тому, как лепестки являются дифференцированными листьями, так же и в результате преобразования, дифференцирования формы и в результате восхождения спинного мозга на более высокую ступень смог образоваться головной мозг. Итак, в нашем головном мозге мы можем видеть дифференцированный спинной мозг .

Теперь в духе сказанного рассмотрим оба эти органа. Поставим перед собой вопрос: какой из них надо считать более молодым? Без сомнения, не тот, который являет собой производную форму, а имеющий первоначальную форму. То есть, мы должны рассуждать так: спинной мозг находится на первой ступени развития, он моложе, а головной мозг стоит на второй ступени. Он сначала прошел ступень спинного мозга и является преобразованным спинным мозгом, следовательно - более старым органом. Другими словами, если мы твердо уяснили себе эту, еще одну, двойственность, обнаруженную в человеке - выраженную как спинной и головной мозг, то можем сделать вывод, что силы, которые вели к образованию головного мозга, должны быть наиболее древними силами, так как на более ранней ступени им надо было сначала сформировать возможность к образованию спинного мозга и затем действовать в направлении преобразования спинного мозга в головной.

Прочитано раз