14 дек 2019 23:06

Что имеется в виду, когда говорится о внимательности

Сегодня все больше учителей медитации в русскоязычном пространстве говорят о том, что они учат “практике внимательности”, имея в виду чаще всего випассану. Между тем, когда два года назад я назвала этот сайт “Практика внимательности”, это словосочетание имело для меня единственный смысл – так называется совершенно уникальный метод мастера, у которого я учусь последние семь лет. И чтобы избежать путаницы, я хочу немного подробнее пояснить, что же я имею в виду, когда говорю о внимательности.

Сам мастер избегает любых названий и по сути дает своим ученикам целую коллекцию различных методов работы с вниманием, направленных на то, чтобы помочь человеку вспомнить себя как окончательную реализацию. Когда он попросил меня начать учить его методам в Москве, возник этот сайт и как-то само собой возникло его название.

Спустя пару месяцев, оказавшись в Соединенных Штатах, я обнаружила, что все говорят о какой-то mindfulness meditation – что, к моему большому удивлению, для моих американских друзей и знакомых было тоже “практикой внимательности”. Но совершенно не той, которой учит мастер. Вернее, американские техники, взятые в основном из традиции випассаны Гоенки и У Ба Кхина – наблюдение за дыханием, сканирование вниманием физического тела, отслеживание всех возникающих здесь и сейчас ощущений на уровне тела, эмоций и мыcлей – были аналогичны тому, что в подходе мастера можно было бы назвать даже не первой, а нулевой ступенью.

Картинки по запросу внимательность

Но поскольку речь шла о мехнизмах внимательности, а в США накопилось огромное количество клинических исследований именно их, американского варианта практики, я начала переводить некоторые из американских статей.

Оказалось, что слово “внимательность” гораздо понятнее среднестатистическому человеку, чем слово “осознанность”, которым до этого переводили на русский mindfulness. И вот спустя два года я обнаружила, что началась настоящая путаница.

Витя Ширяев, которого я люблю и уважаю, и который учит практикам из традиции бирманской випасcаны, говорит, что он учит практике внимательности. Игорь Берхин, с которым я практически не знакома, тоже говорит о практике внимательности – по сути, обучая буддийскому подходу ваджраяны и дзогчен. И тогда я начинаю получать письма от людей, которые заходят на этот сайт и на Facebook-страницу, видят расписание регулярных занятий и хотят присоединиться к ним, потому что только что вернулись с ретрита по випассане, и для них речь идет об одном и том же. Или ко мне на семинар забредает бизнесмен, который почитал статьи о корпоратиной медитации и спустя пару часов он говорит: “Да не нужно мне это ваше просветление! Я хочу добиться успеха в бизнесе!”.

В общем, я почувствовала, что пора подробнее написать о том, что же я имею в виду, когда говорю о внимательности и о практике внимательности. При этом важно упомянуть, что сам мастер категорически отказывается что-либо писать и ни разу за семь лет не разрешил мне записать на диктофон его беседы – потому что все, что говорится, говорится только в данный момент и актуально только для сидящих в зале. А любые попытки написать текст об этом – опускание на уровень концептуального ума, в рамках которого можно лишь на что-то намекнуть, но нельзя донести всю полноту понимания. Рассуждения важны, но лишь как дополнение к методам, помогающим обнаружить пробуждение, и к передаче состояния в процессе совместной практики.

Этот краткий текст – лишь скудный намек на те пояснения и наставления, которые дает сам мастер, и которые мне посчастливилось получить за семь лет. И я уверена, что другие ученики мастера рассказали бы о том же самом немного иначе.

Внимательность

В подходе мастера Внимательность – это Небытие, основа ума, изначальная природа человека, чистая абсолютная непроявленная потенциальность. Седьмое из тонких тел человека. Все, что мы попытаемся сказать о Внимательности, будет ограниченным и неточным, но можно проводить аналогии. Внимательность подобна зеркалу – когда в зеркале отражается материя, появляется мир форм и человек узнает себя как тело. Когда отражается энергия – появляются миры энергий и человек узнает себя как тонкое и очень тонкое энергетические тела (эмоции и мысли). Когда отражается сознание (индивидуальное и божественное) – появляется сознание, и человек узнает себя как пробуждение (четвертое и пятое тела, открытое сердце) и просветление (шестое тело).

Зеркало не цепляется за эти образы, оно совершенно свободно. Оно может вместить в себя все безграничное пространство отражений, но когда отражения исчезают, это также никак не влияет на природу и состояние зеркала.

Это же можно описать другими словами – когда внимание устойчиво направлено на мир формы, мы считаем себя телом. Когда внимание направлено на мир энергий, мы обнаруживаем себя как эмоции и мысли. Когда внимание направлено на сознание – индивидуальное и божественное – мы встречаемся с тончайшими проявлениями этих слоёв – чувствами, настроениями, ощущениями – и узнаем себя как пробуждение и просветление. Но человек не является ни телом, ни энергией, ни сознанием.

Когда внимание направляется на внимание, отражает само себя, остается лишь Внимательность как наша изначальная природа – пустая, самосознающая и обладающая безграничной энергией. И мастер часто повторяет, что мы не должны останавливаться на просветлении со всеми его 52 стадиями и уж тем более на пробуждении, которое в современном мире часто принимается за просветление. Мы должны пройти дальше и узнать себя как Внимательность. (При этом, конечно, начиная с какого-то уровня вообще трудно говорить о ком-то, кто что-то должен).

В то же самое время мы всегда УЖЕ знаем себя как Внимательность. Без нее мы не могли бы ни жить, ни воспринимать миры материи, энергии и сознания. Мы всегда внимательны, но не осознаем этого. Не тождественны этой Внимательности. Поэтому она не является чем-то, что нам чуждо и должно быть наработано в результате практики. Скорее наоборот – нет ничего проще и легче, чем быть Внимательностью. И именно поэтому она все время ускользает от нас – потому что мы заняты поисками чего-то поважнее и посущественнее. И были заняты этим миллионы жизней, сформировав определенную инерцию внимания.

Картинки по запросу внимательность

Семь уровней внимательности

Исходя из такого понимания Внимательности, становится ясно, что есть огромная разница между тем, чтобы вернуть внимание в настоящее и наблюдать за ощущениями в теле, эмоциях и мыслях и быть Внимательностью, пребывать в своей изначальной природе. А кроме того, есть разница между тем, чтобы испытать пробуждение как пиковое переживание, или находится в этом состоянии устойчиво весь световой день, а впоследствии и 24 часа в сутки. Подробнее об уровнях внимательности можно почитать в этой статье. А это очень краткое описание:

Рассеянно-внимательный человек – ребенок от рождения до двух-трех лет. Внимание расфокусировано и ребенок только учится узнавать себя как внимание, по большей части бессознательно.

Слабо-внимательный человек – все внимание направлено во внешний мир, а также на эмоции и мысли. Внимание узконаправлено и сфокусировано – и это всегда проявлено во взгляде: взгляд слабо-внимательного человека прям и сфокусирован. Но даже эту фокусировку человек удерживает недолго – его вниманием управляет внешний мир и факторы внешней среды, поэтому он часто и легко отвлекается.

Внимательный человек – это не просто тот, кто вернул внимание в настоящее на уровне тела, эмоций и мыслей. Внимательный человек знает, как направить внимание прямо на сознание (узнать себя как сознание) и естественным образом находится в таком состоянии четыре часа в день. И первый, базовый метод, который дается новичкам, это метод переноса внимания прямо на сознание. Взгляд внимательного человека слегка расфокусирован – на 90°.

Очень внимательный человек – естественным образом пребывает “в сознании” восемь часов в сутки. И хотя сознание безгранично и любые разговоры о его уровнях – условность, очень внимательный человек находится на более глубоких уровнях сознания, чем внимательный. Часто при переходе от внимательного человека к очень внимательному всплывают воспоминания прошлых жизней, начинают проявляться феномены ясновидения, яснознания. Это ни в коем случае не цель практики, а просто побочные эффекты. И поскольку всех нас об этом мастер предупреждает и готовит к этому, не формируется привязанности к этому опыту. Можно сказать, что очень внимательный человек – это тот, у кого происходит процесс раскрытия сердца, с которого и начинается процесс пробуждения. В момент полного открытия сердца мы узнаем себя как любовь и мы чувствуем, что весь мир есть любовь, даже вроде бы неодушевленные предметы. Взгляд расфокусирован на 180º.

Сверх-внимательный человек – пробужденный. Первые опыты пробуждения случаются и раньше, на уровне очень внимательного человека, но они неустойчивы. Это пиковые переживания, а не естественное состояние. В пробуждении мы узнаем себя как все Существование, безграничное, одновременно пустое и ежемоментно проявляющееся через мириады форм. Но при этом все еще остается некое тонкое свидетельствование этого пустого присутствия. Никого нет, но есть качество осознанности, наблюдающее за тем, как это никто и ничто движется в данных телах в течение дня, совершает какие-то действия. Более того, спектр нашего сознавания на начальных стадиях пробуждения ограничен – хотя мы и знаем себя как все Существование, мы можем не знать, что происходит в этот момент на другом конце света или на Юпитере. Карма четырех тел еще не исчерпана, и в этом принципиальная разница между пробуждением и просветлением. Мы остаемся пробужденными до тех пор, пока не растворится вся накопленная карма, с которой и связано это тонкое остающееся чувство отдельности. Сверх-внимательный человек пробужден весь световой день, и осознает себя во сне на уровне сна со сновидениями. Видит их зарождение и растворение, но не отождествлен с ними. Восприятие охватывает 270º, и это уже не взгляд физических глаз.

Тотально внимательный – просветленный. Тонкий принцип “Я”, остававшийся в пробужденном состоянии, полностью растворяется. Капля поглощается океаном или, что тоже самое, капля поглощает океан. Между пятым и шестым телами человека нет никакой границы – именно по этой причине, по словам мастера, существует путаница между пробуждением и просветлением. Если человек не получил надлежащих инструкций от своего мастера, состояние пробуждения может показаться окончательным. Я уже знаю себя как все Существование. Некуда идти. Нет границ. Есть только бесконечно углубление в сознание, которое может растянуться на многие и многие жизни. Мастер рассказывал, что в его случае оставалось какое-то очень тонкое знание, что это еще не все. Что есть что-то дальше, и что он уже когда-то проходил этот путь. Но было совершенно непонятно поначалу, где это дальше, потому что нет никаких ориентиров. Похоже описывает это состояние Адьяшанти – он знал, что это не все, и просто оставался с этим знанием. У просветления есть 52 уровня, и этим также объясняется, почему в мире такое большое количество вроде бы противоречивых карт просветления – потому что совсем не все проходят все эти 52 уровня за жизнь одного физического тела. И совсем не все пробужденные и просветленные мастера прошли все эти стадии. По словам мастера, сейчас на Земле не больше пяти таких полностью реализованных существ, узнавших себя как Внимательность и стоящих на границе Небытия. Причем некоторые иногда делают выбор не уходить в Небытие окончательно, как это сделал Будда – его тонкие тела до сих пор здесь, поддерживая практикующих. Восприятие тотально-внимательного человека охватывает 360º. А также включает в себя все времена – прошлое, настоящее и будущее – и все направления. Тотально внимательный человек остается в этом состоянии 24 часа, и его осознание себя не прерывается даже в глубоком сне без сновидений.

Внимательность – наша изначальная природа. Окончательная реализация. Состояние, в котором нет никакой медитации, но и не остается ни малейшего отвлечения. Слово Небытие – лишь попытка отразить в словах эту чистую непроявленную потенциальность. Мастер как-то проводил аналогию с термином “темная материя” в современной физике. В состоянии внимательности пустая форма, безграничная энергия и сознающая природа нераздельны, но когда мы теряем себя как Внимательность, возникает кажущееся разделение на мир материи (наше тело и другие тела), энергии (наши тонкие тела, эмоции, мысли, ощущения и тонкоматериальные миры) и сознания (состояние пробуждения и просветления, когда мы узнаем себя как безграничное сознание). Не существует формальных методов, чтобы вернуть внимание на Внимательность, но она проявляется спонтанно, когда наше внимание направлено примерно поровну на тело, энергию и сознание – по 33,333%.

Методы

Все методы существуют в пространстве ума. В этом заключается парадокс любой практики, о котором стоит помнить – ум порождает методы для того, чтобы выйти за пределы ума. Кроме того, когда речь идет о методах, полезно выяснить, на что направлен данный конкретный метод. Есть методы, которые меняют соотношение между количеством внимания, направленным на материю и количеством внимания, направленным на энергию. Другие методы меняют соотношение между вниманием, направленным на энергию и на сознание. Вся совокупность методов, которые дает мастер, существует для того, чтобы возникло это примерное соотношение 33%-33%-33%, о котором говорилось выше – и тогда спонтанно человек узнает себя как Внимательность.

При этом каждый человек уникален, и кому-то мастер советует обратить внимание на одно, а кому-то на другое, потому что у каждого своя уникальная ситуация, вследствие которой он невнимателен.

Базовый метод, который дается всем новичкам – этот метод переноса внимания на сознание. Обычный человек сталкивается с сознанием только в момент смерти, но так как он не подготовлен к этому, он не способен остаться вниманием на сознании и стать сознанием. Поэтому он заново притягивается определенными кармическими обстоятельствами в новое воплощение.

В сущности, мастер говорил, что уже одного этого метода может быть достаточно, чтобы достичь по крайней мере пробуждения. И что базовая дзенская практика шикантаза изначально и понималась как “просто сидеть в сознании”. Можно, конечно, просто сидеть и смотреть на белую стену – и именно этому теперь учат многих западных учеников. Но когда-то учеников не просто сажали перед белой стеной, но показывали им, как перенести внимание на сознание. И именно так сидел девять лет Бодхидхарма – направив внимание на сознание.

Когда мы направляем внимание на сознание, сознание направляет внимание на нас (или, по другому, мы сами как сознание начинаем пропитывать и пробуждать самих себя от сна материи и энергии) и начинает постепенно синхронизировать наши тонкие тела.

Но так как все ученики мастера – миряне, у вех семьи, работа, масса повседневных отвлечений и никто скорее всего не отправится на девять лет в ретрит, то он дает также и другие методы – как для практики в течение всего светового дня, среди людей, так и для уединенной практики. Более того, он говорил, что только 1%-2% людей созданы для монастырской или отшельнической жизни. Все остальные могут и должны практиковать и пробуждаться в миру.

И можно сказать, что второй базовый метод, который также дается всем новичкам – это метод возвращения внимания в четыре тонких тела или метод сканирования четырех тонких тел. По сути, благодаря этому достигаются те же цели, что и во время практики нёндро, хотя тибетцы нигде не говорят о тонких телах. Сканирование физического тела возвращает внимание в форму, устраняет напряжения физического тела и готовит его как опору для дальнейшей практики. Сканирование эмоционального тела аналогично начитыванию мантры Ваджрасаттвы – внимание возвращается в наше первое тонкое тело и оно начинает чиститься от всех эмоциональных загрязнений и блоков. Сканирование интеллектуального тела аналогично практике подношения мандалы, а возвращение внимания в четвертое тело – гуру-йоге.

Понятно, что на всех этих уровнях остается субъектно-объектное разделение, наблюдатель и наблюдаемое. Можно сказать, что это только подготовка к практике медитации. И уже когда люди освоили первые два метода – познакомились с собой как с сознанием и чуть-чуть сбалансировали и почистили свои тонкие тела, даются все последующие методы. У меня нет пока ясного ощущения, что о них имеет смысл, полезно писать открыто.

Можно лишь добавить, что по мере того, как человек все больше укореняется в сознании – в присутствии – и все меньше отождествляется с физическим, эмоциональным и интеллектуальным телами, он начинается все естественнее присутствовать в своем сердце.

Это не уровень физического сердца в физическом теле, это скорее то, что практики исихазма называют “глубоким” или “духовным” сердцем. И начиная с определенного момента это может вообще стать для человека базовой практикой в течение дня, пока он занят мирской деятельностью – снисхождение из головы в сердце и постоянное пребывание в сердце.

Именно в сердце, по сути, начинает наконец исчезать, растворяться тот делатель, который практиковал все это время. Практика заканчивается и начинается медитация – естественное пребывание в обнаженной осознанности, не скрытой покровами четырех тел. Гусь обнаруживает, что он никогда и не был заперт в бутылке. Но это еще далеко не окончательная реализация.

Примерно раз в четыре-шесть месяцев мастер полностью меняет метод, который в данный момент практикуется, а также терминологию, которая используется для описания нашего опыта. Те, у кого есть личный опыт определенных состояний, легко сразу же опознают их, какими бы словами они ни описывались. Те же, кто все это время обманывал себя, что он достиг определенной стадии – потому что ум часто подменяет реальный опыт концептуальным – в этот момент может обнаружить, что застрял в концептуальном понимании, но оно не соответствует его медитативному опыту.

Похожее изображение

Карты

Мастер использует самые разные карты: дзенскую с десятью быками, ведическую, тибетскую, христианскую, суфийскую, даосской алхимии, модель Гурджиева, к которому он относится с большим уважением и часто его вспоминает. А часто то, что он говорит, вообще несводимо ни к одной из известных мне карт (но, возможно, это свидетельствует лишь о моем невежестве в данном вопросе). Иногда мне кажется, что ему в принципе все равно, на каком языке говорить. Точнее, в каждый момент времени Существование проговаривает через него то, что наиболее уместно в данный момент.

Сама я не раз оказывалась в ситуации, когда в течение дня пыталась соотнести свой личный опыт с какой-нибудь картой, а вечером мастер приходил в зал, смотрел на меня с улыбкой и выдавал подробный комментарий к моим дневным размышлениям с пояснениями того, где мое понимание и видение неполно. При том, что я в течение дня это с ним не обсуждала и вообще могла его не видеть.

Отчасти это одна из причин того, почему я забросила на данный момент перевод книги Дэниэла Ингрэма (или он сам забросился) – то, что Ингрэм описывает как последний и наиболее полный, предельный опыт просветления, в подходе мастера далеко не конец.

Хотя мастер пользуется картами, он специально все время меняет язык, чтобы не возникло привязанности к определенным концепциям. Чтобы эго не обрадовалось: “О, я освоил эту терминологию. Как чудесно! Теперь я все понимаю. Теперь я сам уже практически мастер”. Понимание всегда определяется не уровнем интеллектуальной подготовки, а уровнем внимательности. Вы можете думать, что вы что-то поняли, но лишь спустя годы в процессе практики и проявления следующего уровня внимательности осознать, что вы вообще ничего не понимали.

Мастер

За два года существования этого сайта я получила немало писем с вопросами о том, почему мастер скрывает свое имя и местоположение. Некоторые были вежливыми, некоторые откровенно агрессивными. На этот вопрос можно ответить кратко – это просто так, как есть.

И можно чуть более развернуто, как подарок уму. У мастера крошечный ашрам, рассчитанный на четырех человек. Причем и это уже много. Самая хорошая практика случалась у меня, когда я жила там одна или еще с одним учеником. И по словам мастера, он пришел не для того, чтобы создавать большую школу, а для того, чтобы вырастить и подготовить какое-то количество мастеров, которые будут в будущем учить его методам.

Всем, кто приходит на мои семинары, я рассказываю о мастере более подробно, и некоторые из тех, кто ходит ко мне на регулярные занятия, уже ездили к нему и не один раз. Но каждый раз только мастер решает, можно вам приехать или нет. Или, точнее, он вообще ничего не решает, потому что нет того, кто может что-то решать, а в Существовании либо складываются к этому предпосылки, либо нет.

Светский формат

Когда я перевожу для этого сайта американские статьи о практике внимательности в повседневной жизни, речь идет именно о светском формате – о той разновидности практики, которая не предполагает никакой “нецензурной” лексики вроде “сознания”, “тонких тел” и “просветления”. Я отношусь к этому формату с уважением, не считаю его профанацией и сама провожу корпоративные программы по практике внимательности, во время которых много говорю о нейронауке, психологии и интегральном подходе. При этом я все равно включила в мои корпоративные программы несколько техник мастера – это сильно отличает их от тех, что я видела и посещала в США – но я объясняю эти техники исключительно светским языком. И, по отзывам, именно эти техники для многих участников стали наиболее полезными.

Похожее изображение

Практика внимательности, текст © Анастасия Гостева

Доп. информация

Прочитано 75 раз